Литературная

Сказки

Сластёна

Т. Красикова

Знаете, какое у Мишутки прозвище? Сластёна! Потому что стоит ему увидеть конфету, варенье, шоколад, пирожное, мороженое, как он тут же забывает обо всём на свете. А уж как мёд любит — и передать трудно!
             Поехал как-то раз Мишутка вместе с Тимой и щенком Топой на пасеку. Обрадовался гостям старик-пасечник. Накачал мёда свежего, достал из погреба яблок, кваса.
             Увидел Мишутка мёд, дух у него и захватило! Улучил момент, когда ни пасечника, ни Тимы с Топой возле стола не было, накинулся на мёд, вмиг его съел, кувшин со всех сторон облизал — и был таков.
             Добежал Мишутка до лесной полянки. Лёг на мягкую пахучую травку, лапки на живот положил и заурчал, довольный-предовольный…
             День был тёплый. Разомлел Мишутка на солнышке, закрыл глаза и уснул. А солнышко, хоть и осеннее, но припекало, вот и стал у медвежонка мёд отовсюду выступать: на лапах, на животе, на мордочке...
             Почуяли пчёлы запах мёда. Прилетели на лесную полянку, где спал Мишутка. Облепили его со всех сторон. Хоботками мёд собирают и обратно в улей несут.
             Почувствовал сквозь сон Мишутка: что-то неладно… Открыл глаза — и ахнул: пчёл вокруг видимо-невидимо! Заревел медвежонок, лапами замахал. Не понравилось это пчёлам, стали они защищаться, Жужжат, жала выпустили. Места живого на бедняге не оставили, всего искусали. Тело у медвежонка распухло, ни лапы, ни язык не шевелятся. Лежит бревно-бревном, постанывает.
             В это время старик-пасечник позвал всех к столу. Тима ради такого случая в новую футболку вырядился, щенок Топа позволил себе бант к ошейнику прицепить, а пёс Барбос и кошка Мурка, жившие у пасечника, перемирие заключили...
             Собрались все у стола, а мёда-то нет! Старик и говорит:
             — Видно, лихой человек мёд унес и Мишутку нашего напугал. Ишь, не пришёл к столу даже.
             Едва старик-пасечник это проговорил, как все увидели: летит по небу туча чёрная-пречёрная. Гудит, да так громко, словно миллиарды пчёл собрались вместе. А это и были пчёлы. Надоело им мёд с Мишутки хоботками собирать, решили они отнести его к себе в улей.
             Подивился старик-пасечник, что за чудо: летят пчёлы, в кучу сбились, а сверху на них колода не колода, пень не пень... Сколько жил, такого не помнит...
             А пчелиная туча подлетела к пасеке, кружит над нею, кружит… Топа и Мурка под стол залезли, Барбос в свою конуру уполз, а Тима поближе к старику-пасечнику держится. Страшно ему, но вида не показывает.
             Туча ниже опустилась, вот-вот пасеку накроет. Тогда старик-пасечник схватил винтовку — и в воздух пальнул, но так, чтобы пчёл не задеть.
             От звука выстрела пчёлы в разные стороны разлетелись, а колода, которую тащили они, в речку бултых!
             Прыгнули Тима, Топа и пёс Барбос за ней в воду. Выволокли на берег — и тут все ахнули: не колода это была, а Мишутка!
             Смазал старик-пасечник тело медвежонка целебным настоем, берёзовым соком напоил, а после глаз прищурил и спрашивает:
             — Ну как, дружок, еще мёд в одиночку кушать будешь?

Наши друзья